Мест нет, но вы держитесь там.

1 февраля 2017 - аДМинистратор
article158.jpg

 (О прошедшем 28.12.2016 собрании публичных слушаний по проектам планировки 

двух участков Северного дублёра Кутузовского проспекта)
      Шекспир утверждал, что весь мир – театр, а люди в нём – актёры. И, наверное, был не так уж неправ. По крайней мере, состоявшееся 28 декабря 2016 года в районе Кунцево собрание публичных слушаний по обновлённому проекту планировки участка Северного дублёра Кутузовского проспекта (СДКП) от МКАД до Минской улицы очень сильно напоминало не то концерт, не то спектакль провинциального театра. Были в нём актёры, массовка и зрители. Были сценаристы, суфлёры, клакеры и работники сцены. Была борьба светлых и тёмных сил, и даже были аплодисменты. И поскольку нас до сих пор спрашивают об этом действе, мы предоставляем отзыв участников. А читатели могут сравнить свои ощущения с нашими.  

      Акт 1. Дойти до регистрации. 

      Театр, как известно, начинается с вешалки. Но, как оказалось, до вешалки ещё нужно дойти. 
       Во-первых, собрание слушаний организовали в техникуме по ул. Бобруйская, 23. Здание это находится очень далеко от кварталов Кунцево, которые граничат с новой/старой трассой дублёра. И доехать туда с улицы Ивана Франко, вдоль которой и планируется СДКП, можно только на автобусе №73, который коммерческий, не очень большой и ходит только раз в 15 минут. Мы добрались на попутной машине к 17.00. Встречали нас полицейский автобус, много людей в форме и пункт обогрева с чаем. 
     Во-вторых, в здание колледжа жителей, пришедших до 18.00, не пускали.  Очередь человек на 50 образовалась. А пускать стали, как на особо режимный объект: сначала по узкому зигзагообразному проходу с тремя поворотами, затем – через строй охранников в штатском и полицейских в форме. Порциями по три человека. Кстати, полицейские были не из нашего района, а чуть ли не из района ул. 1905 года. Потом была рамка. При прохождении одного из представителей инициативной группы «За Кунцево» рамка запиликала. Подошёл охранник с вопросом: «Что у вас там?». «Там» были ключи, фотоаппарат и диктофон с выносным микрофоном. На коробочку с микрофоном (вдвое меньше сигаретной пачки, причём с прозрачной крышкой) охранник не на шутку возбудился: «А это что?». 
      — Микрофон.
      — Микрофон?!!! Микрофон, микрофон! — Стойте здесь! 
      Через пару минут подошёл другой охранник, детинушка весьма крупный и с суровым и неулыбчивым лицом настоящего охранника (ему бы в кино киллеров играть): «У вас микрофон?!». Происходящее напоминало реакцию революционных матросов на слово «кошелёк» в «Оптимистической трагедии». Объясняем ему, что микрофоны есть в мобильниках, фотоаппаратах, и вообще, Конституцией пользование микрофонами разрешается. Детинушка «завис» в раздумьях, но секунд через 30 мыслительного процесса пройти разрешил. (Уже много позже, когда стали известны «находки» властей предержащих при проведении текущих публичных слушаний, пришло понимание того, что нас, возможно, приняли за представителей СМИ, которые по некой причине дружно новости о новом проекте планировки Северного дублёра Кутузовского проспекта (СДКП) игнорируют. А вдруг тут какие-то дикие пожаловали?!). 

     

 

 
       Акт 2. Регистрация.

      По аналогии с театром, регистрация – это что-то вроде проверки билетов. Казалось, тут-то что криминальное можно найти? Но мы нашли. Помня, как ровно год назад на собрании публичных слушаний по проекту застройки района Рублёво-Архангельское зал буквально забили работниками ГБУ «Жилищник», мы проштудировали Градостроительный кодекс Москвы. А там п. 2.1) статьи 68 гласит, что «участниками публичных слушаний являются жители города Москвы, имеющие место жительства или место работы на территории, в границах которой проводятся публичные слушания, и представители их объединений». То есть, граждане, имеющие, прежде всего, московскую прописку. 
      Долго ждать не пришлось: регистратор не стала проверять паспорт у человека, предъявившего справку о работе в районе Кунцево. Вежливо показываем и разъясняем Градостроительный кодекс. После чего девушка вдруг (о, чудо!), вспоминает, что, конечно, прописку и паспорт она проверяет. Правда, свои имя и фамилию она так и не вспомнила и не представилась. Но у нас группа настырная, стоим в засаде. На засаду вышли две женщины старше бальзаковского возраста. Обе показывают справки от того же «Жилищника». Справки бывалые, уже пожелтевшие и на сгибах сильно потёртые (вот ведь лень русская, могли бы и обновить!). Они к регистраторше – тырк! А она им, косясь на нас, мол, без паспорта не могу зарегистрировать. И такая это для них была неожиданность! Прямо, детская растерянность на лицах нарисовалась. Ушли. Но минуты через 3-4 пришли обратно, уже с паспортами (вот где суперскорость!). Спрашиваем, если паспорта ваши, то прописочку покажите, пожалуйста! Но  тут вмешалась «ответственная за регистрацию» НН (Далее мы стараемся фамилии людей опускать, за редким исключением), которая, впрочем, не назвала организацию, которую она представляет, и, тем самым, нарушила п. 7 статьи 14 Федерального закона от 27 июля 2006 г. №152-ФЗ «О персональных данных». «Ответственная» нас быстренько «послала», сославшись на тайну персональных данных. Мы признали её правоту, но пожалели об отсутствии на собрании хоть какого-нибудь, хоть самого малюсенького, но адекватного депутата. Но все партии, как и пресса, почему-то слушания по СДКП проигнорировали. 
Пора было идти в зал.

 

     Акт 3. Как попасть в «зал с микрофоном»: только хорошо прицелившись.


     На часах 18.15. В основной зал не пускают. Аргумент: зал уже полон, и «мы не можем допустить, чтобы люди давили в зале друг друга». 
     Скажем сразу: аргумент незаконный, нарушает конституционные права граждан,  Градостроительный кодекс и Федеральный закон об информации. 
    Интересные пироги: мы вошли в первой двадцатке, за время дискуссии у стола регистрации прошло не более десятка человек, с учётом прямо-таки драконовского контроля, и нате вам – зал уже полон. А вмещает-то он порядка 90 человек. Налицо парадокс! 
Но у нас инициативная группа хитрая, места заранее на двух человек заняла (как – не  скажем), и в зал таки проникла. Проникла, и увидела, что не так-то он и полон. Что и зафиксировала на видео, которое прилагается, его можно посмотреть ниже 

      И были мы в этом зале, как партизаны в тылу врага. Двое против большой части остальных и за тех, кого в этот зал не пустили. Ибо большая часть зала на нас шикала, бухтела, сочилась ядом, в общем, очень оригинально реагировала в течение всего собрания. Но мы эти проявления любви игнорировали. Тем более что многих граждан, таинственно оказавшихся на собрании до начала регистрации, знаем лично. Встречались мы с ними на таких мероприятиях, и чего они стоят (в хорошем смысле этого слова), и как будут реагировать на происходящее, знаем очень хорошо. 
     С момента прохода части инициативной группы в «зал с микрофоном» участники собрания разделились на действующих лиц и зрителей, оставшихся снаружи. И далее репортаж ведут те, кто оказался с правом голоса. Как видно в нашем ролике, за 40 минут до начала собрания в «зале с микрофоном» есть десятка полтора незанятых мест. Плюс ещё десяток было зарезервировано в первом ряду для «экспертов». Мы пытались как-то на ситуацию повлиять. Поскольку ряды между уже стоящих кресел широкие, а перемещаться по залу не предполагалось, мы предложили поставить в проходах дополнительные стулья. Директор техникума №44 появился в коридоре, посмотрел в зал и ничего делать не стал! 
     Вывод же однозначный: организаторы подготовили собрание слушаний плохо, зал для слушаний выделили заведомо маленький и сделали это намеренно, чем грубо нарушили Градостроительный кодекс г. Москвы, и эта их деятельность в нормальном правовом государстве должна получить правильную оценку надзорных органов. А вот получит ли… 
    А с точки зрения долговременной те, кто всё это затеял, проиграли. Ибо в зале «с микрофоном» присутствовала, в основном, умудрённая жизнью часть участников. А в другом зале, с видеотрансляцией, но без микрофона и, соответственно, права голоса, оказалась более молодая, умная и грамотная часть жителей. И наша власть продемонстрировала им себя во всей красе: фактически отделила прошлое от будущего. С чем мы её и поздравляем.

     Акт 4. Много слов, за исключением тех, кого слова лишили.

     Для тех, кто оказался без возможности задать вопрос, и трансляцию организовали плохо. Поскольку качество звука в «зале без микрофона» напоминало трансляцию выступления Левитана из колодца, далее мы даём расшифровку фонограммы прошедшего спектакля.

 
    Хотя расшифровка большая, рекомендуем дочитать её до конца. Для кого-то там может оказаться очень полезная информация. Поскольку, как всегда, от нормального диалога организаторы отгородились ими же придуманным регламентом, мы решили добавить в текст собственные комментарии. Комментарии даются в квадратных скобках, каждый из них имеет порядковый номер, начинающийся со звёздочки (*). Текст комментариев даётся «жирным» курсивом. Комментарии, в основном, относились к двум проблемам. 
    Первая – к нарушению организаторами установленной процедуры проведения слушаний. Связано это с пп. 25 и 26 статьи 68 Градостроительного кодекса г. Москвы: « 25. Порядок организации и проведения публичных слушаний органами исполнительной власти города Москвы, форма протокола публичных слушаний, форма заключения о результатах публичных слушаний, устанавливаются Правительством Москвы в соответствии с настоящей статьей. 
26. Участники публичных слушаний вправе обратиться в городскую комиссию, в Правительство Москвы или в суд с заявлением о признании результатов публичных слушаний недействительными вследствие нарушения установленного настоящей статьей порядка проведения публичных слушаний. В случае признания городской комиссией, Правительством Москвы результатов публичных слушаний недействительными соответствующий проект не может быть представлен в Правительство Москвы без повторного представления на публичные слушания.
В случае признания решением суда результатов публичных слушаний недействительными соответствующий представленный на утверждение проект не подлежит утверждению, а утвержденный проект — применению».
     Вторая – к содержанию и качеству выполненного проекта и пояснению представителей проектировщика по нему. Сразу скажем: и то и другое нам не понравилось. Причём допущенные проектировщиками ошибки являются следствием их отношения к жителям районов, по которым планируется прохождение трассы. Точно такое же отношение, повлёкшее серьёзные ошибки проектирования, мы  наблюдали со стороны сотрудников НИИПИ Генплана и при обсуждении проекта Северо-Западной хорды. Но тогда управа нас поддержала, и наиболее разрушительные последствия для района удалось предупредить. Сейчас никакой поддержки нет. Мы сражаемся в одиночку.  
Остаётся добавить, что подавляющее большинство жителей района Кунцево к микрофону не допустили. Зато получили возможность высказаться люди, живущие на ул. Энгельса, Кутузовском проспекте, ул. Народного ополчения. И выступали они в духе: «как мне нравится этот дублёр». Такой вот избирательный одобрямс. 
     Кроме того в зале были люди из весьма удаленных районов Москвы (как мы случайно узнали), которые не выступали, но бланк отзыва заполнили, т.е. проголосовали в письменной форме. Среди этих людей наиболее далеко от места голосования был прописан господин с ул. Святоозерской – это Косино-Ухтомский район, за МКАД на востоке Москвы. Он предложил: «Создать все условия для комфортного проживания вокруг строительства» и потребовал: «Ландшафтные работы должны быть проведены на высоком уровне», а далее заключение: «Одобряю». Да, высокоуровневые ландшафтные работы особенно для дома № 40 по ул. Ивана Франко все определяют.

А мы всё равно при поддержке жителей собрали больше двух тысяч отзывов только по району Кунцево. И проблемы, создаваемые ещё не родившейся трассой, решать придётся. Хотя это кому-то и не нравится.
Аплодисменты!..

Комментарии (2)
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев