Есть такая профессия: отписки писать.

22 августа 2017 - A.D.
article198.jpg

 О государственной службе, о чиновниках и об их ответах на коллективные жалобы жителей района Кунцево в связи с нарушениями на публичных слушаниях по проектам планировки двух участков Северного дублёра Кутузовского проспекта

 Сразу предупреждаем: эта статья о планировке Северного дублёра Кутузовского проспекта, но героем её является не сама трасса, а люди особого рода деятельности.

 

1. Как вы лодку назовете, так она и поплывет.

С этими людьми мы сталкиваемся повсеместно. Да это и не удивительно, потому что в современной России их насчитывается около 2 миллионов при населении 143 миллиона человек, а в 1990 г. в СССР их было 780 тысяч при населении 293 миллиона. И имя им – государственные служащие.

Государственные служащие - это, грубо говоря, те, для кого работодателем выступает государство. В обязанности государственных служащих входят воплощение в жизнь целей и задач данного государства, то есть своего работодателя. Власть, которой они обладают, они получили не по наследству, а от государства. Для них установлено множество ограничений. Например, они или в принципе не имеют права подрабатывать где-либо, или должны строго отчитываться перед государством за свой доход. За представителями этой профессии строго следят, в том числе и за их моральным обликом, а за неверное решение они рискуют отправиться под суд. Таким образом, за государственными служащими сохраняется большая ответственность.

Институт государственных служащих на Руси существовал издавна. Первоначально великие князья и цари просто назначали помощников (по-гречески – диаконов, или дьяков) по тем или иным приказам, то есть поручениям. Затем, с повышением роли центральной власти и умножением решаемых ею вопросов, были введены должности заместителей дьяков, или подьячих. Наконец, для подготовки тех или иных решений или их оформления появились, кроме дьяков и подьячих, разного рода приказные люди.

При петровских реформах организация государственной службы также изменилась. Одни приказы сливались, другие вновь образовывались и, наконец, была введена система коллегий. Служащие этих коллегий, согласно принятой 24 января (4 февраля) 1722 года Табели о рангах, подразделялись на 14 чинов, из-за чего они и получили от народа название чиновников. Зарплату чиновники, естественно, получали от государства. Но зарплаты, независимо от размера, всегда не хватает. Поэтому в России чиновники, благодаря отсутствию общественного контроля, перераспределяли через государственные структуры средства налогоплательщиков в свою пользу. Из-за этого слово «чиновник» стало термином ругательным.

«Как крестьяне были рабами помещиков, так русский народ остается до сих пор рабом чиновников», – писал Ленин в 1903 году, – «Политическая свобода означает право народа самому выбирать себе всех чиновников». В 1917 году, после Октябрьской революции, Табель о рангах с входившими в нее чинами была упразднена, а лица, занятые в сфере государственного управления, стали именоваться государственными служащими.

В наше время государственный служащий – это федеральный, региональный или муниципальный служащий, который занимает должность в администрации. За эту должность государственный служащий получает (не производя никаких товаров или приносящих какую-либо пользу услуг) денежное содержание (должностной оклад), плюс за стаж, плюс за сложность и условия службы, плюс ежемесячные премии, плюс материальная помощь (по 2-3 должностных оклада), которая выдается из внебюджетных фондов (за сдачу в аренду нежилых помещений, муниципальной земли, с рынков и т.д.), особенно руководству. Существует также надбавка за вновь введенные классные чины.

Вот и в нашей истории основными персонажами являются… А вот кто: дьяки, государственные служащие или чиновники – каждый пусть решает сам. А мы будем именовать их тем или иным термином в зависимости от авторского восприятия результатов их деятельности.

 

2. Откуда растут ноги у проблемы СДКП.

Сначала были служащие из Правительства Москвы. Которым, по какой-то, до сих пор не объяснённой причине, захотелось проложить новую трассу - Северный дублёр Кутузовского проспекта (СДКП). Всё бы ничего, да только, во-первых, проложить его они захотели под окнами жилых домов с полным игнорированием интересов жителей примыкающих районов. И перемещение трассы туда-сюда относительно железной дороги проблемы не решало. Во-вторых, необходимость в этой трассе весьма сомнительна. Подходов к весу московское правительство сделало несколько. Последний состоялся 28 декабря 2016 года в районах Кунцево, Можайский и Фили-Давыдково, когда чинуши изобразили публичные слушания по проектам планировки двух участков СДКП. Поскольку деньги на кону стоят большие, слушания прошли в лучших традициях собянинской власти – с нарушением  и закона и этических норм. Мы об этом неоднократно писали на нашем сайте.

По фактам нарушения законодательства более чем 250 жителями района Кунцево – участниками публичных слушаний были поданы жалобы в мэрию Москвы, Генеральную прокуратуру РФ и Уполномоченному по правам человека в РФ, образцы которых были размещены на нашем сайте.

http://www.zakuncevo.org/rabochaja-gruppa/dublyor-tochku-stavit-rano.html

Чтобы помочь государственным служащим первых двух инстанций разобраться в ситуации, к жалобам были приложены доказательства допущенных организаторами грубейших нарушений установленного порядка проведения публичных слушаний в виде видеофайлов с места события и ссылок на замечания в протоколе. От адресатов требовалось лишь посмотреть всё это и сделать обоснованные выводы. Мы получили ответы. Которые вообще ответами ни разу не являются. Чтобы показать это, рассмотрим те цидули, которые нам прислали.

 

 

3. Ответ Правительства Москвы.

www.zakuncevo.org/users/files/download44.html

 

Начнём с того, что наш запрос был адресован мэру Москвы г-ну Собянину С.С. и председателю городской комиссии по вопросам градостроительства, землепользования и застройки при Правительстве Москвы, заместителю мэра в Правительстве Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства г-ну Хуснуллину М.Ш.

А ответ нам прислал заместитель префекта ЗАО Д.А. Гащенко. То есть, Правительство столицы отфутболило наш запрос тому, на кого мы и жалуемся. Цитируем наше обращение: «Считаем, что допущенные организаторами публичных слушаний нарушения имеют своей целью ограничить общение жителей района и работников находящихся в нём предприятий с проектировщиками для сокрытия подлинной информации о недостатках представленного проекта планировки, нарушениях при его разработке и неблагоприятных последствиях его реализации, а также имитацию его поддержки населением». На основании изложенных фактов, просим:  «Установить виновных в вышеуказанных нарушениях и привлечь их к ответственности в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации.  Направить нам письменный мотивированный ответ».

А организовывали публичные слушания как раз префектура ЗАО и управа района. И что они могут ответить? Виноваты, просим нас наказать? У наших чиновников, извините, госслужащих, так не принято. Мы, конечно, рады за господина Гащенко, который, оказывается, иногда исполняет обязанности мэра и его замов, но мы ему не писали. И его ответ от имени Правительствы Москвы нас не устраивает. Потому что в соответствии с п. 26. Статьи 68 Градостроительного Кодекса города Москвы, введенного Законом города Москвы от 25 июня 2008 года № 28, «участники публичных слушаний вправе обратиться в городскую комиссию, в Правительство Москвы или в суд с заявлением о признании результатов публичных слушаний недействительными вследствие нарушения установленного настоящей статьей порядка проведения публичных слушаний». Нет в этом законе обращения в префектуру. Ни разу нет. Поэтому наш запрос сделан в соответствии с законом, а законного ответа мы так и не получили.

 

Но посмотрим, что же ответил на наш запрос г-н Гащенко.

 

Мы пишем в правительство города, что «окружная газета «На Западе Москвы» и газеты управ, в которых было опубликовано оповещение о проведении публичных слушаний, в отличие от обычного порядка по домам не разносились, объявления на стендах  у подъездов не вывешивались. Подавляющее большинство жителей узнало о проходящих слушаниях только благодаря действиям отдельных активных граждан, причем вывешенные самими жителями объявления кем-то тут же срывались». А зам. префекта  сообщает, что «информационное сообщение было опубликовано в Окружной газете  «На Западе Москвы» № 47/438 12.12.2016. … Оповещение размещено на информационных стендах, подъездах домов». Хотя бы для приличия попытался доказать нам, неразумным, что газета разносилась, но злоумышленники её нагло украли. Даже не попытался. Более 250 человек с указанием всех необходимых персональных данных пишут, что НЕ БЫЛО ИНФОРМИРОВАНИЯ, а работник префектуры этот факт «не заметил»!

 

Далее жители сообщают в мэрию, что «Представленные на экспозиции на первом этапе публичных слушаний материалы по проекту были неполными, в них отсутствовали материалы, посвящённые экологическим проблемам и вопросам, связанным с изменением потоков автотранспорта в районе, обусловленным введением в строй СДКП. Эксперты, присутствовавшие на экспозиции, на вопросы по указанным проблемам ответить не могли». А зам. префекта отвечает, что «проекты планировок, полученные от разработчика в полном объёме, были представлены на экспозиции…». Господин чиновник, вы читать-то обязаны то, на что отвечаете? Мы указали, чего не хватает. И на собрании 28.12.2016 господин Крестмейн подтвердил, что указанных данных нет, или они неверны. И эксперты на собрании «плавали». В общем, мы им «про насосы» а они нам «про колёса».

 

В п 3. нашего запроса написано, что «Регистрация и проверка правомочности лиц, оставлявших отзывы в процессе проведения экспозиции, не проводилась. Для лиц, не являющихся жителями района Кунцево, участвовавших в собрании слушаний, не отмечалась прописка. Доказательством этого являются записи в журналах регистрации, в которых отсутствуют указанные сведения, а также записи в журналах отзывов, сделанные на экспозиции, в которых посетители, высказавшиеся «за дублер», зачастую не оставили о себе никакой информации о месте прописки.

Таким образом были созданы предпосылки к нарушению раздела 1) пункта 2 Статьи 68 Градостроительного кодекса г. Москвы». 

А зам. префекта от имени мэра нам снова процитировал п. 2 Статьи 68 Градостроительного кодекса г. Москвы и посчитал, что это является доказательством его выполнения. Интересно, руководство мэрии с такими доказательствами согласно?

 

В своём (или всё-таки мэрском?) ответе г-н Гащенко в попытке доказать недоказуемое умудрился себя ещё и высечь. Он процитировал пп. 13 и 14 Постановления Правительства Москвы № 1258-ПП от 30 декабря 2008 года «О порядке организации и проведения публичных слушаний при осуществлении градостроительной деятельности в городе Москве». Но умышленно процитировал не полностью. Чтобы было понятно, о чём речь, сравним наш запрос, ответ Гащенко и упомянутое постановление.

Мы написали в обращении: «Для проведения собрания участников публичных слушаний организаторами было предоставлено наиболее удалённое от места строительства СДКП – улицы Ивана Франко помещение, крайне ограниченного объёма, в тёмном труднодоступном месте на опушке леса, против которого уже неоднократно ранее возражали жители на предыдущих публичных слушаниях в районе Кунцево. Таким образом, были нарушены пункты 13 и 14 Положения, а также п. 11 Статьи 68 Градостроительного кодекса г. Москвы».

Зам. префекта ответил: «В соответствии с п. 13, п. 14. Положения … префектуры административных округов предоставляют помещение для проведения собрания участников публичных слушаний на безвозмездной основе;  публичные слушания проводятся в общественных зданиях, находящихся на территории, в отношении которой осуществлена разработка (подготовка) документации».

А вот как звучат процитированные чиновником пункты положения в оригинале:

«13. Префектуры административных округов:

13.1. Предоставляют помещение для размещения экспозиции, а также помещение для проведения собрания участников публичных слушаний на безвозмездной основе.

13.2. Обеспечивают возможность участникам публичных слушаний представлять свои предложения и замечания по обсуждаемому проекту. Форма листа записи предложений и замечаний участников публичных слушаний установлена приложением 7 к настоящему Положению.

13.3. Оказывают содействие уполномоченному органу в материально-техническом обеспечении деятельности (предоставление мебели, оборудования, телефонной связи, канцелярских товаров).

14. Публичные слушания проводятся в общественных зданиях, находящихся на территории, в отношении которой осуществлена разработка (подготовка) документации, или в общественных зданиях, ближайших к указанной территории».

Курсивом выделены те нюансы, которые г-н зам. префекта почему-то посчитал несущественными. Особенно в части п. 14 – это что, соблюдение Постановления Правительства Москвы? Особенно цинично выглядит присланный в ответ на наше обращение опус после проведения в здании школы № 608/2 на улице Кунцевской через месяц после слушаний по СДКП другого собрания – слушаний по 11 кварталу Кунцево. Для жителей этого квартала как раз колледж на Бобруйской, д.23 ближе. Кто-нибудь после этого ещё сомневается в умышленных действиях организаторов слушаний?

 

С нарушениями регламента собрания участников публичных слушаний господин заменитель мэра обошёлся вообще просто. Он написал так: «Собрание состоялось 28.12.2016. Регламент п. 13 ст. 68 ГрК города Москвы соблюдён». И всё, доказал!

А, между тем, нарушениям этого пункта посвящено аж 4 страницы нашего обращения в Правительство Москвы.

Напомним главные моменты этих нарушений:

1. В нарушение подпункта 1) п. 13 Статьи 68 Градостроительного кодекса города Москвы ведущим собрание участников публичных слушаний вместо уполномоченного представителя органов исполнительной власти города Москвы был представитель законодательного органа – депутат Московской городской думы Герасимов Е.В. Представлял проект главный инженер ГУП НИИПИ Генплана Москвы Крестмейн М.Г., который тоже исполнительную власть не представлял.

2. Не допустив в зал и отказав большинству участников собрания в возможности выступить с предложениями и замечаниями по существу обсуждаемого проекта, организаторы нарушили требования подпункта 2) пункта 13 Статьи 68 Градостроительного кодекса города Москвы, устанавливающего Регламент собрания участников публичных слушаний.

И многочисленные доказательства этих нарушений были к нашему обращению приложены. Но, как видим, господином чиновником также легко  проигнорированы. По крайней мере, нигде в его ответе не сказано, что представленные доказательства неверны.

 

Все остальные пункты обращения жителей были попросту не замечены чиновником (какой он после всего сказанного государственный служащий? Чинуша и есть).

Единственное, по поводу чего оне нам ещё отписались – наше заявление, что протокол собрания практически не отражен в Протоколе слушаний. Из нескольких десятков поднятых на собрании вопросов  в Протокол окружной Комиссии по вопросам градостроительства, землепользования и застройки попали только три. Кроме того, в итоговом протоколе  не отражены те обещания, которые были даны разработчиками и ведущим в процессе собрания. Таким образом, были нарушены требования подпункта 3) пункта 19 Статьи 68 Градостроительного кодекса города Москвы.

В доказательство была приведена расшифровка аудиозаписи собрания слушаний 28.12.2016 г. При необходимости мы можем предоставить и саму запись. Тем более, что запись, осуществлявшаяся организаторами, таинственным образом исчезла.

А г-н префектурный чиновник сообщает, что «все замечания и предложения … в протокол попали и доведены до разработчика проекта». И тем самым опять всё убедительно доказал. А на самом деле, как они «попали в протокол», читатель может оценить сам. Тем более, что расшифровка аудиозаписи собрания с комментариями на нашем сайте выложена:

http://www.zakuncevo.org/novosti/publichnye-slushanija/rasshifrovka-audiozapisi-sobranija-slushanii-28-12-2016-s-kommentarijami-iniciativnoi-gruppy.html

У любого нормального человека возникает вопрос, как доведены до разработчика проекта замечания и предложения, которые в письменном виде не зафиксированы? В виде устных преданий? Может быть, мы не знаем, и это такой новый порядок у госдиаконов? Вы нам только скажите, и мы  с радостью освоим новую нишу на рынке! Представляете рекламу: «Фирма предоставляет гусляров-песенников для доведения челобитных до административных работников. До получения ответа гусляр пришивается к делу».

 

 

Но подлинным бюрократическим шедевром, своего рода вишенкой на торте, является отсылка в отписке к решению Конституционного суда от 15.07.2010 № 931-0-0, что «публичные слушания не являются формой осуществления власти населением; их целью является выявление мнения, либо ясно выраженных расхождений во мнениях, конечная цель такого обсуждения – выработка рекомендаций по общественно значимым вопросам».

Во-первых, г-н Гащенко опять кастрировал нормативный акт. Вот как это звучит в первоисточнике:

«2.1. К мерам, призванным обеспечивать реализацию гарантий права на местное самоуправление, относится выявление и учет мнения населения по вопросам, затрагивающим условия его проживания и жизнедеятельности. Преследуя цель выявления именно коллективного мнения либо ясно выраженных расхождений во мнениях, имеющих также коллективный, а не индивидуальный, характер, и исходя из того, что процедуры, в рамках которых должно проходить, не ограничиваясь сбором предложений и замечаний, публичное обсуждение таких вопросов, федеральный законодатель предусмотрел в их числе проведение публичных слушаний и закрепил перечень вопросов, по которым оно является обязательным, т.е. не зависит от усмотрения органов публичной власти или их должностных лиц.
   Будучи публично-правовым институтом, призванным обеспечить открытое, независимое и свободное обсуждение общественно значимых проблем (вопросов), имеющих существенное значение для граждан, проживающих на территории соответствующего публичного образования, публичные слушания, по смыслу статьи 3 Конституции Российской Федерации и федерального законодательства, которым регулируется их проведение, не являются формой осуществления власти населением. Тем не менее они предоставляют каждому, кого может затронуть предполагаемое решение, правомочие на принятие которого принадлежит компетентным органам и должностным лицам, возможность участвовать в его обсуждении независимо от наличия специальных знаний либо принадлежности к определенным организациям и объединениям. Конечная цель такого обсуждения - выработка рекомендаций по общественно значимым вопросам либо получение общественной оценки правового акта. Соответственно, процесс принятия управленческих решений становится более открытым для граждан, и эта открытость обеспечивается принудительной силой закона, обязывающего органы власти проводить публичные слушания по определенным вопросам».

Во-вторых, указанное решение Конституционного суда РФ не касается норм применения Градостроительного кодекса. Истица просит Конституционный Суд Российской Федерации признать не соответствующими Конституции Российской Федерации ряд положений Градостроительного кодекса Российской Федерации и Закона Санкт-Петербурга от 20 июля 2006 года N 400-61 «О порядке организации и проведения публичных слушаний и информирования населения при осуществлении градостроительной деятельности в Санкт-Петербурге». К нашему случаю это обращение не относится. Мы чтим кодекс.

А в третьих, мы и не претендуем на «осуществление власти населением». Мы требуем соблюдения буквы закона. А эта буква гласит, что «Участники публичных слушаний вправе обратиться в городскую комиссию, в Правительство Москвы или в суд с заявлением о признании результатов публичных слушаний недействительными вследствие нарушения установленного … порядка проведения публичных слушаний. В случае признания городской комиссией, Правительством Москвы результатов публичных слушаний недействительными соответствующий проект не может быть представлен в Правительство Москвы без повторного представления на публичные слушания.

В случае признания решением суда результатов публичных слушаний недействительными соответствующий представленный на утверждение проект не подлежит утверждению, а утвержденный проект — применению».

И мы утверждаем на основе представленных доказательств, что установленный Статьёй 68 Градостроительного кодекса города Москвы порядок проведения публичных слушаний соблюдён не был.

Интересно, что г-н зам. префекта в конце, видимо, забыв, что отвечает на обращение жителей в мэрию и Правительство Москвы, предложил опять обратиться с жалобой в суд или в правительство Москвы. Ну прямо, как у юмориста Михаила Жванецкого в «Собрании на ликёро-водочном заводе»: жаль, что нам так и не удалось послушать начальника транспортного цеха.  

Хочется напомнить иным господам отдельные положения статьи 15 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации»:

«1. Гражданский служащий обязан:

1) соблюдать Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы, иные нормативные правовые акты Российской Федерации, конституции (уставы), законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации и обеспечивать их исполнение;

2) исполнять должностные обязанности в соответствии с должностным регламентом;

4) соблюдать при исполнении должностных обязанностей права и законные интересы граждан и организаций;

6) поддерживать уровень квалификации, необходимый для надлежащего исполнения должностных обязанностей».

А то ведь после таких опусов, как написанный Гащенко, начинаешь задумываться над тем, почему в России «на содержание аппарата чиновников расходуется 15-20% годового бюджета, а в странах Западной Европы и северной Америке на эти цели тратится 4-5% годового бюджета. А эффективность их деятельности по международным стандартам по управлению экономикой и обществом составляет 93-100%, а в нашей стране — 41,6%. В то же время у чиновников … денежное содержание в среднем в 1,5-2 раза больше, чем в развитых странах, а врачи, учителя, работники культуры нашей страны получают зарплату в 4-8 раз меньше, чем в этих странах».

 

Но есть и на чиновников управа. И эта управа - Прокуратура Российской Федерации — единая федеральная централизованная система органов, в задачу которой входит осуществление от имени Российской Федерации надзора за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на её территории. Как сказано в положении об этом органе, в целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, а также охраняемых законом интересов общества и государства прокуратура Российской Федерации осуществляет надзор, в том числе, за исполнением законов федеральными органами исполнительной власти (федеральными министерствами, государственными комитетами, федеральными службами и др.), законодательными (представительными) и исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, органами управления и руководителями юридических лиц, а также за соответствием законам издаваемых ими правовых актов (общий надзор).

Вот в этот замечательный надзорный орган мы и написали второе обращение - Генеральному Прокурору Российской Федерации г-ну Чайке Ю.Я. на нарушения нормативных актов Российской Федерации и г. Москвы должностными лицами, ответственными за организацию и проведение публичных слушаний, проводившихся с 12.12.2016 г. в районе Кунцево г. Москвы.

И ответ от органа пришёл. И не один. И пути этих ответов были весьма извилисты.

 

4. Ответ Генеральной прокуратуры РФ. 
       zakuncevo.org/users/files/download46.html

 zakuncevo.org/users/files/download47.html
       zakuncevo.org/users/files/download45.html
      Сначала Генеральная прокуратура РФ перенаправила наше обращение в Прокуратуру города Москвы и на этом посчитала свои обязанности выполненными. Затем Прокуратура города Москвы напрочь проигнорировала приложенные к нашему обращению факты, так же, как и само обращение, перепутала в ответе район Кунцево с районом Фили-Давыдково, и предложила заявителям самим обращаться в суд. Видимо, подписавший нам ответ начальник отдела по надзору за исполнением законов в сфере обеспечения правопорядка и административного законодательства Прокуратуры г. Москвы Д.В. Романов ранее подготовил отписку нашим соседям, и поэтому посчитал, что жалобу жителей Кунцевского района можно и не читать. И соорудил ответ в лучших традициях г-на Д.А. Гащенко. И даже ещё лучше, потому что ни один из пунктов нашего обращения не был рассмотрен и прокомментирован. Даже само начало ответа в ноту не попало. Г-н начальник отдела сообщает гражданам, что «Ваше обращение … о несогласии с проектом строительства Северного дублёра Кутузовского проспекта рассмотрено». А мы такого обращения не писали. Мы жаловались на нарушения нормативных актов Российской Федерации и г. Москвы должностными лицами, ответственными за организацию и проведение публичных слушаний, проводившихся с 12.12.2016 г. в районе Кунцево г. Москвы. Какое такое обращение рассмотрела московская Прокуратура, для нас является вопросом. И потому мы также можем поздравить г-на Романова Д.В. с принадлежностью к «чиновничьему сообществу, превратившемуся в антагонистический к своему народу класс». И всё ещё ждём ответа по существу обращения. И ещё на всякий случай сообщаем г-ну чиновнику, что жаловались мы не только на «нарушения градостроительного Законодательства и Положения о порядке организации и проведения публичных слушаний», но и на нарушения Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» и на неисполнение должностных обязанностей чиновниками (вот уж воистину ругательное слово!), отвечавшими за организацию и проведение публичных слушаний.

 

Видимо на всякий случай, прокуратура направила запрос «по строительству СДКП» в Комитет по градостроительству и архитектуре города Москвы. Москомархитектуры уделил особое внимание доказательству того, что все законы, градостроительные и санитарные нормы при разработке проектов планировки этих участков СДКП им соблюдены, указав, тоже на всякий случай, что за проведение публичных слушаний он не отвечает. И при этом тоже соблюл традицию собственноручного высекания себя любимого. Потому что сначала заместитель председателя Москомархитектуры А.А. Сорокин утверждает, что при проектировании выполнены требования по охране окружающей среды, а затем сообщает, что «на последующих стадиях проектирования предусматриваются мероприятия … для ликвидации негативного влияния на акустическое состояние окружающей среды на прилегающей территории и в застройке». Господин зампред, если всё хорошо, то зачем потом что-то ликвидировать?

 

На этом череда ответов и отписок завершена не была. Возмущённые творящимся беспределом граждане обратились за справедливостью к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации Г-же Москальковой Т.Н. Аппарат уполномоченного наше обращение рассмотрел и прислал ответ.

 

5. Ответ Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации.
zakuncevo.org/users/files/download49.html


      Данный ответ оставил неоднозначное впечатление. С одной стороны, начальник отдела защиты прав человека на  благоприятную окружающую среду и пользование природными ресурсами М.Г. Алферина наше обращение, по крайней мере, прочитала. И сообщила, что «проверка достоверности информации, содержащейся в обращении жителей на  нарушение», по их мнению, должностными лицами … градостроительного законодательства, регламентирующего процедуру проведения публичных слушаний по проекту планировки СДКП, «связана с установлением фактических обстоятельств и относится к компетенции контрольно-надзорных органов». И поскольку к обращению, в соответствии с Федеральным конституционным законом «об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации», быть приложены копии решений, принятых по жалобе заявителя, рассмотренной в судебном или административном порядке, а таких копий к обращению жителей района Кунцево не приложено, … жалоба направлена в прокуратуру города Москвы для проведения проверки изложенных обстоятельств.

То есть, переводя на нормальный язык, аппарат уполномоченного заявил, что он (аппарат) в фактах копаться не собирается. И послал наше обращение по старому адресу – в прокуратуру г. Москвы. Естественно, без возврата. Спасибо г-же Алфериной за разъяснения. А то мы по серости своей и не догадывались до этого, что, например, проверка связана с установлением фактических обстоятельств.

Об отношении уполномоченного по правам к тематике публичных слушаний говорит приписка к ответу. В которой нам «дополнительно» сообщают, что «значение публичных слушаний в градостроительной деятельности отмечено Конституционным Судом Российской Федерации в определении от 15 июля 2010 г. № 931-О-О». Где-то мы уже это слышали… В своём ответе уполномоченный по правам человека отнёсся к выводам указанного определения, мягко говоря, невнимательно. Так же, как и процитированный выше Д.А. Гащенко, иногда выполняющий обязанности мэра, М.Г. Алферина выдрала из контекста определения № 931-О-О утверждение, что «публичные слушания не являются формой осуществления власти населением». Госпожа Алферина, жители района на это не жаловались! В 10‑страничном обращении, поданном в адрес генерал-майора Москальковой Т.Н., граждане жалуются на действия должностных лиц, а не на содержание правовых актов.

Интересен и вывод, сделанный аппаратом уполномоченного: «Таким образом, публичные слушания представляют собой не что иное как информирование граждан, не влекущее за собой правовых последствий, поскольку результаты публичных слушаний носят рекомендательный характер». То есть, уже уполномоченный по правам (чьим?) заявляет жителям: публичные слушания – это бестолковая процедура, на проведение которой зачем-то тратятся деньги, время и нервы. Толку от неё никакой нет и идите-ка вы со своими жалобами …

Однако недалёким гражданам непонятно, на чём основывается такой вывод? В определении Конституционного Суда зачем-то сказано о принудительной силе закона, обязывающего органы власти проводить публичные слушания по определенным вопросам. И процедура этого мероприятия прописана тоже в законах. Вы, господа уполномоченные, добейтесь того, чтобы чиновники права граждан не нарушали, проведите публичные слушания чисто, а потом можете написать примерно следующее: «Жители прилегающих к объекту планировки районов против представленного проекта по таким-то причинам. В проекте не рассмотрено то-то и то-то. Но поскольку слушания  представляют собой не что иное, как информирование граждан, не влекущее за собой правовых последствий, мы жителей о последующих проблемах, ухудшающих условия их жизни, проинформировали, и, исходя из рекомендательного характера публичных слушаний, делаем, что хотим. Потому что ответственности за последствия принимаемых ими решений должностные лица никаких не несут». И далее бла-бла-бла про формулировки градостроительных кодексов, конституционные права, и т.п. И, конечно, самое главное: «если вы не согласны – топайте в суд». Который вам также процитирует решение Конституционного суда и ещё много звонких фраз, никого ни к чему не обязывающих.

Впрочем, опять дежавю. Читаем последнее предложение аппарата ответственного чиновника: «Следует отметить, что участники публичных слушаний в соответствии с частью 26 статьи 68 Градостроительного кодекса города Москвы вправе обратиться в городскую комиссию, в Правительство Москвы или в суд с заявлением о признании результатов публичных слушаний недействительными вследствие нарушения порядка их проведения». Господа, вы что, друг у друга списываете?

На этом, пожалуй, есть смысл завершить знакомство с ответом (или всё же отпиской?) Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, направленного, как следует из заголовка послания, «для доведения до сведения жителей района Кунцево города Москвы».

Жалко только, что для сведения чиновников города Москвы никто не доведёт следующее: «Конституция Российской Федерации, провозглашая человека, его права и свободы высшей ценностью и возлагая на государство обязанность по их соблюдению и защите (статья 2), устанавливает, что права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (статья 18); носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ, который осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления (статья 3, части 1 и 2; статья 32, части 1 и 2).

К мерам, призванным обеспечивать реализацию гарантий права на местное самоуправление, относится выявление и учет мнения населения по вопросам, затрагивающим условия его проживания и жизнедеятельности.

Регламентация градостроительной деятельности направлена в первую очередь на обеспечение комфортной среды обитания, комплексного учета потребностей населения и территорий в развитии и необходима для согласования государственных, общественных и частных интересов в данной области в целях обеспечения благоприятных условий проживания.

Исходя из общих принципов градостроительного законодательства, требующих обязательного учета мнения населения при принятии градостроительных решений, Градостроительный кодекс Российской Федерации предусматривает проведение публичных слушаний по ряду вопросов градостроительной деятельности с участием заинтересованных лиц, чьи законные интересы могут быть нарушены в связи с реализацией на территории, применительно к которой осуществляется подготовка проекта, того или иного градостроительного решения (статьи 24, 28, 31, 39, 40 и 46).

Градостроительный кодекс Российской Федерации относит к числу основных принципов законодательства о градостроительной деятельности участие граждан и их объединений в ее осуществлении, обеспечение свободы такого участия, ответственность органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления за обеспечение благоприятных условий жизнедеятельности человека; осуществление градостроительной деятельности с соблюдением требований охраны окружающей среды и экологической безопасности; осуществление градостроительной деятельности с соблюдением требований сохранения объектов культурного наследия и особо охраняемых природных территорий (статья 2)».

Знаете откуда последняя грандиозная цитата? Она из столь любимого отписчиками решения Конституционного суда от 15.07.2010 № 931-0-0!

 
На этом наш роман в письмах не заканчивается! Ибо есть ещё:
 

 

6. Ответ прокуратуры Москвы на запрос Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации
zakuncevo.org/users/files/download48.html
   Ответ пришёл из недр всё того же отдела по надзору за исполнением законов в сфере обеспечения правопорядка и административного законодательства Прокуратуры г. Москвы. Правда вместо Д.В. Романова отдел теперь возглавляет и.о. начальника С.А. Синайский. И на этом отличия заканчиваются. А в остальном чиновник Синайский показал себя достойным продолжателем дела чиновника Романова.

Во-первых, он опять не угадал с тематикой обращения, на которое написал свой, мягко говоря, ответ: «Прокуратурой города рассмотрено Ваше обращение о нарушении порядка проведения публичных слушаний по проекту планировки линейного объекта - Северного дублера Кутузовского проспекта от улицы Гвардейская до улицы Минская». Г-н чиновник, такое обращение мы писали в Правительство и ГЗК Москвы. Правда, в нашем обращении фигурировал ещё участок от МКАД до улицы Гвардейская. А вот в прокуратуру и Уполномоченному по правам человека мы жаловались на нарушение закона и нарушение прав граждан должностными лицами. Повторяем, обращение жителей связано с нарушением федерального законодательства и на неисполнение должностных обязанностей чиновниками.

Начав на такой высокой ноте, г-н Синайский стал проверять факты, к делу не относящиеся. Что показательно, прокурорский чиновник в ответе опять пишет о районе Фили-Давыдково. «Анализировала» прокуратура города почему-то не приложенные к обращению жителей доказательства, а … заключение окружной комиссии! В связи с чем, как и предшественник, выводы и.о. начальника сделал парадоксальные: «Нарушений градостроительного законодательства и Положения о порядке организации и проведения публичных слушаний при осуществлении градостроительной деятельности в городе Москве, …в ходе проверки не выявлено. Оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется».

Естественно, иметься не будет, если так служебные обязанности исполнять! И напоследок, прокуратура выдала классическое: «Все участники публичных слушаний на основании ч. 26 ст. 68 Градостроительного кодекса города Москвы вправе обратиться в Городскую комиссию, B Правительство Москвы или в суд с заявлением о признании результатов публичных слушаний недействительными вследствие нарушения порядка их проведения».
 
7. Ответ жителей чиновникам.

Мы вынуждены констатировать, что ни чиновники, ни надзирающие над ними органы не учли в ответах на наши обращения требования действующего законодательства. К обращениям граждан они отнеслись формально, ответили невпопад и не по сути обращений. Более того, обращения были направлены для подготовки ответа тем лицам, на действия которых граждане и жаловались. Такая вот чиновничья карусель. И, несмотря на принятые регламенты работы и положения о соответствующих органах, в соответствии с которыми чиновничья рать получает зарплаты, действия их можно прокомментировать одним из отзывов на сайте

https://rusbiathlon.ru/people-write-and-say/id41518/,

на который мы постоянно ссылаемся: «Чиновник … превратился в хозяина своей структуры, нарушая статус своего положения, а некоторые потеряли всякую совесть, человеческую мораль, достоинство, т.е. человеческие качества … Отсюда такое отношение простых людей к чиновничьему аппарату и самим чиновникам».

Естественно, жителям районов Кунцево и Фили-Давыдково придётся идти в суд с жалобами на нарушение отдельных законов, а также на неисполнение нерадивыми чиновниками и возглавляемых ими органов власти своих обязанностей. Обращения мы готовим старомодно на бумаге. Без гуслей. И мы прекрасно понимаем, что одним процессом дело не обойдётся. Поэтому мы планируем организовать сбор средств на оплату услуг адвокатов. Также мы призываем всех неравнодушных жителей поддержать инициативные группы двух районов.

Мы планируем и дальше обеспечивать чиновников работой и готовим протесты по утверждённому проекту планировки СДКП в различные инстанции, по числу которых страна, наверное, поставила мировой рекорд.

И, наконец, мы призывает жителей реализовать единственную оставшуюся форму осуществления власти населением – пойти на выборы муниципальных депутатов 10 сентября текущего года. Информация о кандидатах, поддерживаемых инициативными группами районов, будет помещена на нашем и дружественных сайтах в ближайшее время.

Комментарии (0)
Добавить комментарий